Alytics -> Блог -> Подкаст "Alytics.Драйв" -> Дмитрий Сидорин, Sidorin Lab, в эфире подкаста Alytics.Драйв
Все записи
Мероприятия с участием Alytics
Последние новинки в Alytics
Подкаст "Alytics.Драйв"
Отзывы клиентов об Alytics
Кейсы с применением Alytics
Мероприятия партнеров
Новости
Прочее

Подписаться на новости, новинки и анонсы вебинаров и бизнес-завтраков
Согласен с условиями Политики конфиденциальности

Блог

12 дек
Бизнес-завтрак о сквозной аналитике
Приглашаем на наш бизнес-завтрак 12 декабря. Вы узнаете, как строить сквозную аналитику на примере контекстной рекламы и сможете пообщаться с нашими лучшими специалистами.
30 окт
В эфире подкаста Alytics.Драйв Егор Ланько, «Азбука Вкуса»
В этом выпуске ведущий программы Alytics.Драйв Илья Макаров и директор omni-channel «Азбуки вкуса» Егор Ланько обсудили проблемы продвижения  food-ритейла в онлайне.
16 окт
Дмитрий Сидорин, Sidorin Lab, в эфире подкаста Alytics.Драйв
Илья Макаров, генеральный директор Alytics, побеседовал с Дмитрием Сидориным, основателем интернет-агентства Sidorin Lab.
Блог
16
окт

Дмитрий Сидорин, Sidorin Lab, в эфире подкаста Alytics.Драйв

Часто бывает так, что после увольнения работник испытывает негатив по отношению к бывшему работодателю и пишет много нелестных отзывов на своих страницах в соцсетях. Если это известная компания, мы становимся свидетелями большого скандала. Илья Макаров, генеральный директор Alytics, побеседовал с Дмитрием Сидориным, основателем интернет-агентства Sidorin Lab, и выяснил, как выходить из таких ситуаций и как в них не попадать.


1200 х 630.jpg

Илья Макаров: Дима, прежде чем мы поговорим о конфликтах в интернете, не могу не задать вопрос — почему физик-ядерщик стал заниматься управлением репутацией в интернете? Пошел за деньгами?

Дмитрий Сидорин: Да. Я хотел купить телевизор, а на зарплату ученого  это сделать было сложно. И тогда я создал компанию и на первые доходы купил себе телевизор. После жизни ученого это было очень круто.


Чтобы открыть компанию, я продал телевизор.

Видишь, учёные не инвестируют, нечего было.


Бозон Хиггса теперь только снится?

От науки осталось желание постоянно искать что-то новое. Каждое утро, проснувшись, я думаю, что бы такого прикольного найти сегодня. Я не раз в своих выступлениях сравнивал мировые социальные сети с БАК (Большой адронный коллайдер). Он выдаёт колоссальное количество данных. Точно также и мировые соцсети. По нашим оценкам, количество лайков, комментариев  и всего остального составляет десятки миллиардов в сутки. Это колоссальный объём данных, на которых можно строить разные модели.


Хорошо. Давай перейдем к основной теме беседы. Начало осени у нас выдалось богатым на яркие конфликты в интернете. Это «Тиньков и блогеры»,  «Дуров и Розенберг», а летом зажигали «Навальный и Усманов». Давай возьмём один конкретный пример — «Дурова и Розенберга» — и разберём его в деталях. На мой взгляд, довольно стандартная история: бывший работник, которого попросили покинуть место его «службы» не на тех условиях, на которых он хотел, начал публично высказывать негатив в адрес работодателя. Как ты в целом оцениваешь этот конфликт?

Я оцениваю этот конфликт, как типичный, к сожалению. Сейчас это модно, особенно в ярких публичных отраслях, где каждый сотрудник — звезда. Зачастую у какой-нибудь интернет-компании количество подписчиков в социальных сетях сильно меньше, чем у сотрудников. Поэтому каждый сотрудник стал нести риск для компании.

Это происходило и раньше: один из конфликтов, который я хорошо помню, был связан с онлайн-журналом Hopes & Fears.  Админ паблика, девушка, вступила в перепалку с модными предпринимателями, пытаясь выяснить, что же такое «оборот» и что такое «выручка».  Скандал дошел до того, что в комментариях появился Павел Дуров, а потом статья ушла на Siliconrus (сейчас -  vc.ru)  с обсуждением того, как весь Интернет сплотился вокруг одной не очень такой яркой статьи, настолько много людей туда пришло.

Это пример того, как сотрудник компании, высказывая личное мнение, вёл битву в корпоративном сообществе. Имел ли он на это право, мог ли он писать о том, что работает в Forbes, и это его мнение, и он так будет всегда писать…


Действительно, история вокруг Hopes & Fears была очень громкой.

Павел Дуров, конечно, медийная личность, его все знают. А вот Антона Розенберга — нет. Видимо, понимая свою недостаточную медийность, он тем не менее раздул эту историю, выложил лонгрид  на Medium, где рассказал всю подноготную конфликта.  И мне кажется, что к концу этого длинного лонгрида  читатель ставил Розенберга в один ряд с Дуровым.

Когда я читал, мне вообще казалось, что все было аккуратно спланировано и подготовлено. Реально хорошая история: с началом, с развитием событий, с концовкой. Живая, эмоциональная. А дальше уже подключаются биржи лайков, репостов и статья расходится по всему интернету.  Самое больное для бизнеса — если статья зависнет в топе Яндекса или Google. И при попытке узнать что-то о Дурове и его бизнесе будет постоянно всплывать. Это самое больное для Дурова, что может сделать Розенберг — затащить статью в топ. От имени тех, кто защищает бизнесы, я скажу, что дальше разгребать сложнее будет.


А какой другой вариант был у Розенберга, кроме публичного негатива? Понятно, что первый довольно логичный совет в этой ситуации — «старайтесь договориться внутри». Мне кажется, этот совет должен быть адресован в большей степени к работодателю.

Да, к работодателю в первую очередь. Но в целом, общий совет — обратиться к диджитал-юристам. Антону ведь нужны деньги от Дурова, значит, прямая дорога к юристам. Но я в этой ситуации я вижу следующее — скорее всего, он пошел и к юристами, и к журналистами, которые подсказали ему, как выстроить статью. Почему говорю про диджитал-юристов?  Потому что когда конфликт завертится, надо быть очень быстрым. Вот у меня, например, в телефоне на связи есть нотариус, который заверяет мне скриншоты. Мне не надо идти, стоять очередь, платить деньги. Я сразу кидаю ссылку, там открывают, распечатывают, заверяют. А через час человек уже, возможно, все удалил. Там начинают пылать эмоции, и вот в этих эмоциях очень часто и происходит нарушение законов.


Я так понимаю, что если прагматично посмотреть на этот вопрос, то история про выкладку в интернет преследует две цели. Первая — донести до бывшего работодателя, что человек настроен идти до последнего, возможно, подтолкнуть его к тому, чтобы договориться. Вторая — возможно, спровоцировать на какие-то необдуманные действия в интернете, к которым уже можно будет привязаться, как говорится, подшить к делу и использовать это дальше в своих интересах.

Да, я бы именно на второе и обратил внимание. Приемов манипуляции много и примеров того, как топ-менеджеры срываются, тоже. Так что, в первую очередь, я думаю, это подготовленный пост. Юрист подсказал, что и как сделать. А дальше уже идет контроль за ситуацией. Может быть, есть даже система мониторинга — ты знаешь, где может быть слабина, доносишь туда информацию и так можно расшатать нервы человеку, заставить его делать ошибки.


Мне кажется,  Розенбергу достаточно неплохо удалось это реализовать. В частности, я обратил внимание на историю про недвижимость, машины. До этого у Дурова была репутация “белого рыцаря” Рунета, а сейчас она запачкана.

Да, это классический нерв, это прям очень по-журналистски было сделано. У меня есть ощущение, что кто-то, возможно, ему подсказывал: «добавь вот это», «надо вот здесь побольше», «и фоточку давай такую». Это любит народ, это создало такую вот ауру навальновских расследований, того, к чему уже привыкли люди. С другой стороны, это уже немного попсово. Тут я лично не сильно возбудился, у нас кругом, к сожалению, это происходит. Это не что-то из ряда вон выходящее.


Давай подытожим. Антон Розенберг сделал всё правильно?

Антон Розенберг сделал все очень технично. У него есть цель, он методично двигается к ней.


Хорошо. Давай теперь взглянем на конфликт со стороны работодателя. Как ты оцениваешь действия противоположной стороны?

Одно из главных правил работы с негативом — вывести всё в личное пространство. У Дурова, в силу их личного знакомства, была такая возможность. Поэтому первое, что нужно было сделать — не допустить публичного конфликта. Если пошло, то стараться за кулисами вести диалог и меньше писать публично. И самый идеальный пункт — это всё же помириться. Если конфликт стал публичным, то и примирение надо выносить в публичное поле.

Приведу в пример Немагию и Тинькова. Там за кулисами было очень много переговоров. В результате они припарковали конфликт и весь хайп обратили себе на пользу, причем обе стороны.


Ты говоришь — не допустить. А если работник уже пошел «вразнос»? Как работодателю подстраховаться от такой ситуации?

Нужно развивать компетенции HR-отделов. Сейчас пришло время хороших психологов в HR. Они смогут отфильтровать склочных людей при найме, а в случае конфликта — не допустить появления скандалов в публичном поле.  


А что ты думаешь по поводу различных документов типа NDA и прочих соглашений о неразглашении?

У меня заготовлен целый набор инструкций, в которых даны определения «трансляции «ВКонтакте»», «поста в Instagram», «сообщения в Telegram». Раньше таких понятий не было в трудовых договорах, а теперь мы их добавили и внедряем в компаниях. Но вот что важно. Да, инструкция позволит тебе засудить условного «Розенберга» на много миллионов. Но скандал-то пошел. И то, что ты там в итоге победишь, тебе не поможет. Репутационный урон может быть намного больше.


Ты за кулуарное решение вопроса. Но тут тоже есть нюансы. А вдруг сотрудник начнет скриншотить переговоры?

Правильно боишься, так и будет.


И скажет: «испугались, твари, а давай-ка я еще бабла отожму». Всё-таки что работодателю делать в этой ситуации?

Это вопрос рисков. Каждый раз надо выбирать решение, адекватное ситуации. У меня нет готового рецепта. Одно дело, когда у тебя в компании пять тысяч сотрудников и такие конфликты стали рутиной, ты уже зеваешь, читая очередной наброс. И другая ситуация, когда ты сталкиваешься с таким поведением сотрудника первый раз. И тут ты уже берешь бумажку и рисуешь схему, как конфликт может повлиять, например, на стоимость компании, и прочие переменные. Взвешиваешь все и принимаешь решение.


Ты к тому, что надо всегда транслировать хайповую историю на деньги, да?

Конечно. Можно мерить какие-то индексы СМИ, социальных сетей, лояльность аудитории, но это все вторично. Всё равно на вершине — деньги. Поэтому, если удаётся их мерить, тогда для меня ситуация более понятная и тогда легче судить, как и что работало, какой инструмент давал профит, а какой нет.

Возьмем примирение Тинькова. Вопрос — надо было Амирану жать руку Тинькову или нет? Все задизлайкали это видео. Если открыть «Дневник Хача» и посмотреть это видео, там 120 тысяч дизлайков на какой-то момент и 80 тысяч лайков. Ровно в этот же день рекордный скачок стоимости акций. В 12:30 выходит эфир на «Россия-24», в котором рассказывают о примирении, и буквально в 13:00 подскакивает стоимость акций вверх. Тиньков на примирении заработал почти 500 миллионов рублей.


Давай теперь поговорим о том, что делать после того, как конфликт завершился. Допустим, Тиньков захочет, чтобы его слова о продажности  блогеров были удалены из интернета. Как ему это сделать?

Удалить не получится. Но можно отодвинуть на 12-е, 15-е или 45-е место в поисковой выдаче за счет создания альтернативной реальности. Чем дальше — тем лучше.


«Закон о праве на забвение» здесь не применим?

Нет, это вообще другой случай. Я сейчас разочарую многих людей — закон «о праве на забвение» в целом работает плохо. Этот закон позволяет исключить документ из индексной базы Яндекса, но не удалить с той площадки, где он размещен. Бывает, что бизнесмен говорит: «удаляйте, вот вам юристы, деньги, действуйте». Три месяца юристы бьются. Победили — статью удалили. На следующий день она появляется на другом ресурсе и все по новой. Лучший вариант — не удалять, а сформировать нормальный образ и продвинуть его повыше в топ.


А как формировать «нормальный» образ?

Самое простое — попросить своих сотрудников написать положительные отзывы о компании. Это элементарный рецепт! Прямо сегодня открыть Skype, общий чат или просто выйти в офис и сказать: «ребят, пожалуйста, с меня шампанское, а вы напишите рассказ о том, как вам здесь работается, сайты найдёте сами».


А если в процессе написания положительного отзыва сотрудники найдут десятки отрицательных?  И узнают, в какой компании они работают.

Тогда вызывайте их по одному в кабинет. Смотрите внимательно в глаза, спрашивайте: «ну как тебе, нормально?», «давно зарплату получал?», «нет ли у нас задержек перед тобой?», «может, платим мало?». Выслушать, а потом либо попросить написать отзыв, либо нет.


Может быть, проще купить положительные отзывы?

Я так деликатно скажу, что есть организации, которые коммуницируют с пользователями в социальных сетях за деньги.


А я не деликатно спрошу — твоя компания когда-нибудь обращалась за услугами на «фабрику троллей»? (история фабрики троллей)

Есть много всяких бирж. Конкретно про «фабрику троллей» не скажу. Плюс это уже больше мои менеджеры проектов наблюдают, что там работает или не работает, и пробуют.


В любом бизнесе есть темная сторона.  Я почему вообще задал такой вопрос. Скоро у нас президентские выборы. И я думаю, что интернет впервые окажет существенное влияние на голосование. Ты с этим согласен?

Скажем так, ситуация с прошлых выборов изменилась на несколько порядков. Шесть лет назад я работал в штабе Михаила Прохорова и по нашим оценкам, интернет дал ему около 4% (из 7.98% в целом). Когда были выборы мэра в Москве — около 15-20% голосов решались в Интернете. Москва в этом плане продвинута.

Сейчас мне кажется, что в крупных городах интернет может действительно качнуть голоса на 10-20%.  А вот в маленьких городах России для интернета все не так радужно — максимум 3-5%.


В этом контексте интересен Алексей Навальный как личность, которая во многом создана интернетом. Но реально мы не знаем, какой он на самом деле. Может быть, всё, что мы о нём знаем, окажется в итоге фейком. А ты как раз занимаешься созданием репутации в интернете. Как распознать, где правда, а где ложь?

Я рекомендую находить подтверждение информации минимум в трех источниках. И не просто читать, а проверять источники. Может, домен был зарегистрирован только вчера. Проверять, копаться больше. Сейчас мы все заложники фейковых новостей и вот этих «репутаций», которые формируются искусственно, поэтому надо всё проверять по возможности.


Слушайте аудиозапись интервью на SoundCloudiTunes и ВКонтакте
Текстовая версия опубликована также на VC.ru